ВКЛ / ВЫКЛ: ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц ЦНАСТРОЙКИ:
«ЗАВОДОУКОВСКИЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ»
МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЗАВОДОУКОВСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА
627140, Тюменская область, г. Заводоуковск, ул. Вокзальная, 44
8 (34542) 2-26-40
ceba251072@mail.ru, zvd-museum@mail.ru

«ЗАВОДОУКОВСКИЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ»

МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЗАВОДОУКОВСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА
МЕНЮ

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.

 

(требование ФЗ №152 ч. (9) "Согласие субъекта персональных данных на обработку его персональных данных").

Даю согласие на обработку данных

О конференции "Наше наследие"

Традиционная краеведческая конференция «Наше наследие», проходившая в городе Заводоуковске 19 – 21 октября 2021 года, была посвящена 160-летию созданию первой заводоуковской школы, становлению и развитию народного образования в регионе, 100-летию Западно-Сибирского крестьянского восстания и 80-летию начала Великой Отечественной войны.

Подводя итоги конференции, участники конференции предлагают:

1. Отметить высокий уровень докладов и весомый вклад конференции «Наше наследие» в сохранение культурно-исторического наследия.

2. Рекомендовать оргкомитету и учредителям продолжить проведение научно-практической конференции «Наше наследие».

3. Издать сборник материалов краеведческой конференции «Наше наследие» 2021 года.

4. Очередную конференцию «Наше наследие» посвятить:

· 150-летию со дня рождения Кирьяка Степановича Колмакова и вкладу купечества, предпринимательского сообщества в экономическое и культурное развитие края;

· 60-летию Карибского кризиса и участие сибиряков, и уральцев в локальных конфликтах и антитеррористических операциях второй половины ХХ – начала ХХI века;

· продолжить изучение генеалогического наследия юга Тюменской области.

Ермачкова Е.П., к.и.н., Заводоуковск

                                                                                 

 

СВЯТОЙ АНТОНИЙ

 

     В 2004 году исполнилось 100 лет церкви Богоявления Господня, построенной в селе Колесниковском Заводоуковского городского округа. От довольно внушительного по размерам храма осталось помещение, лишенное купола и колокольни. Сейчас здесь размещается магазин и лыжная база. А когда-то, в начале ХХ века, местная церковь была одной из красивейших в нашем крае. Именно с ее постройкой связала людская молва историю неординарного человека, всеми силами добивавшегося  появления в селе нового очага православной культуры, «святого Антония».

     

 

   Много домыслов ходило в народе об Антонии вплоть до конца ХХ века. Одни считали его святым, другие – грешником, который замаливая собственные тяжкие  грехи, решил выстроить у себя на  родине храм. В местном краеведческом музее бережно хранится фотография, где Антоний изображен в рясе, с молитвенником в руках. А совсем недавно одна сельская семья передала в дар музею из личного архива еще несколько фотографий священников конца XIX века в праздничных одеяниях. Кто они, как попали в наш край эти редкие снимки?

     Вот что удалось установить об Антонии и его влиянии на местную жизнь из материалов Тобольского архива и  сибирских газет 100-летней давности. В 1850 году  у крестьянина села Колесниковского Исая Петрова родился сын Антон. Жили они бедно, приходилось даже голодать. Хлеба сеяли немного, поэтому подспорьем в хозяйстве служил извозный промысел. Особенно любил этим заниматься юный Антон. Селяне вспоминали, что от природы это был веселый парень, любил погулять, и потому всегда был рад хоть на некоторое время исчезнуть с глаз своего старика-отца. На воле же молодец расходился во всю ширь. Свидетели не раз замечали, что во время работы, на дороге, он не просыхал от пьянства. Конечно, тот скудный заработок, который он получал от извоза, не мог больше удовлетворять юношу, и он начал подворовывать. Волостные документы указывают, что Антон спознался с посельщиками и цыганами. На очередной краже его «приследили» и представили в волость. Судья приговорил парня к 20 розгам, но наказание не пошло в прок. Тогда местные мужики решили выгнать Антона по приговору общества в таежную Сибирь, но накануне вечером он неожиданно исчез. Никто не знал, куда  подевался молодой ямщик, что с ним стало. Но через несколько лет в волость пришла бумага, запрос о том, не имеется ли у сельского общества возражений против перевода крестьянина  Антона Исаевича Петрова в Бийские мещане. Колесниковцы не стали сообщать о разгульном прошлом односельчанина и отпустили его «с миром».

      Прошло еще несколько лет и вдруг, по селу разнесся слух о том, что на родину возвращается Антошка. Какого же было всеобщее удивление, когда вместо прежнего воришки и плута весною 1895 года они увидели перед собой благообразного степенного странника Антония. Изменил он не только свое имя, но и имидж. Появился «блудный сын» в родном селе очень эффектно: подъехал на центральную площадь к старому обветшавшему храму в отличном 200-рублевом тарантасе, запряженном тройкой собственных лошадей. С любопытством рассматривали крестьяне и сидевшую рядом с  ним молодую красивую женщину, представленную  как монахиня сестра Анна. Правда, вскоре выяснилось, что под этим именем скрывается совсем не смиренная затворница, а обычная мирская девица Пермской губернии Анна Ефимовна Кошкина, одевшая рясу по просьбе друга.

      Перед изумленными селянами Антон объявил о своем горячем желании построить на месте прежней новую церковь. При этом он попросил у прихожан всесторонней помощи: с каждого члена прихода, которому уже исполнилось 15 лет, доставить на место строительства по 10 возов песку, по пять тысяч готового кирпича и по три воза дров для обжигания недостающего кирпича. Кроме этого, каждый прихожанин должен был отработать на постройке по три дня.

      Колесниковцы призадумались, но посмотрев в сторону маленькой деревянной церквушки, выстроенной еще в 1866 году, и не вмещавшей даже четверти прихожан, согласились. Хотя их церковь и была  не так давно крыта железом, но за 30 лет своего существования значительно обветшала и требовала капитального ремонта. С восторгом восприняли местные крестьяне и обещание Антония выстроить рядом с храмом новую школу, лучшую в крае. Сами они уже несколько лет подряд отказывались от этой затеи, ссылаясь на неурожаи и хроническую бедность. 20 мая 1888 года священник Богоявленской церкви Коронат Булатников сообщал благочинному отцу Павлу Паникоровскому о том, что «прихожане села Колесниковского по поводу этому были собираемы четыре раза и по объяснению, какую пользу может принести приходская школа, были призываемы к вспомоществованию открыть ее в своем селе. Но они, ссылаясь на неурожайный год, положительно отказывались во всякой помощи, и только в последнюю беседу склонились на то, что дали обещание нарубить и привезти строевой лес для школы из казенного бора, если разрешит начальство. Но так как в казенном бору нет  лесу, пригодного для распиловки на пол и крышу, то и в доставлении его они отказались». Поэтому-то до приезда Петрова в селе так и не смогли обзавестись своим учебным заведением, хотя  детей школьного возраста было предостаточно: по переписи населения 1897 года в Колесниково проживало 714 мужчин и 789 женщин. Перед началом строительства трехэтажной деревянной двухклассной школы, Антоний предложил начать занятия в своем новом двухэтажном доме.

     

      Вот как описывает свое посещение 20 марта 1898 года Колесниковской  церковно-приходской школы    наблюдатель Училищного совета Тобольской епархии. «Помещение этой школы, устроенное на средства Бийского мещанина Антона Исаевича Петрова, именующего себя странником Антонием, в настоящем году стараниями заведующего школой отца Александра Седачева приведено в более достойный вид: квартира учительницы переведена в нижний этаж, а верхний этаж весь, кроме раздевальни, обращен в классную комнату.

     Со стороны священника и учительницы прилагаются посильные старания к воспитанию в детях духа благочестия и добрых навыков, но к сожалению, не делает этого же «странник Антоний», уроженец села Колесниковского, строящий здесь на свои, как он говорит, средства каменную церковь и дом для помещения второклассной школы, проживающий часть года в селе Колесниковском и пользующийся, благодаря своим рассказам о близком знакомстве с высокопоставленными лицами, имеющимися у него наградами и отличиями, денежными средствами и своей необычной самоуверенностью, значительным авторитетом среди колесниковцев. Теперь же не считают его праведником, как это было в начале, до знакомства с его образом жизни».

     

      Что же  привело к тому, что за довольно короткое время местное население перестало преклоняться перед вновь обретенным кумиром? Просто своим поведением Антоний стал постепенно отталкивать от себя глубоко верующих сибиряков, шокировать их дикими выходками. Поначалу он показался местным жителям и вправду святым. Как отмечали губернские журналисты, 17 сентября 1895 года в селе Пятковском с самого утра наблюдалось необычное оживление, мели улицы, около церкви ставили срубленные молодые березки. Ожидали посещения странника Антония, который вернувшись на родину, решил преподнести в дар местной церкви икону.      

       Встреча вышла торжественная, Антоний шел впереди толпы в веригах и с полупудовой тростью. После встречи направился в дом священника, где принял скромную трапезу, выпив для подкрепления здоровья несколько рюмок церковного вина. Потом началось повествование о тех трудностях, которые он испытал во время путешествия по святым местам. Свой рассказ  сопровождал показом фотографий, имеющихся у него в огромном количестве. На них он изображался молящимся на Иордане с масличной ветвью или коленопреклоненным на каменистой почве Ливана. Здесь же были показаны и прочитаны письма к нему патриарха Иерусалимского, многих русских архиереев, отца Иоанна Кронштадского. Часть именно этих старых снимков и находится сегодня у хранителя Колесниковским музеем В.А.Тихоновой. К сожалению не на всех портретах  имеются указания о личностях изображенных,  надписи и датировка.  Лишь снимки патриархов Иерусалимских и Палестинских Герасима и Никодима имеют характерные типографские оттиски. По ним можно установить, что фотографии сделаны в 1888 и 1891 годах, за несколько лет до возвращения Антония домой, когда он полностью посвятил себя странствиям.

      Идея строительства церкви в Колесниково очень быстро нашла поддержку у местной  администрации. 25 апреля 1896 года Строительным отделением Тобольского губернского управления был выдан план величественной каменной церкви,  находящейся в одной связке с колокольнею. И хотя этот план не был доведен «до ума», имел ряд недостатков (в продольном разрезе показаны в колокольне слуховые окна, в боковом же фасаде окон этих нет; не нанесено на проекте генерального плана местности, на которой предстояло  возводить храм, отсутствовала пояснительная записка и надпись о том, на какое число людей проектируется церковь, на плане не хватало помещения под колокольней), строительство началось незамедлительно.

      Поначалу никто и предположить не мог, что Антоний займется строительными махинациями, но вскоре общественность узнала, что он за  каждую подводу и каждый рабочий день крестьян, которые должны были работать бесплатно,  получал деньги от столичных меценатов, перед которыми и отчитывался, а средства, выделенные на наем чернорабочих, клал себе в карман. Так продолжалось до тех пор, пока Антонию не надоело прикидываться святошей. Однажды услыхали в его квартире шум и сбежавшийся народ увидел, что тот «как скотину бьет сестру Анну». Мужики хотели заступиться за  бедную женщину, но хозяин припугнул защитников крепким словом. В течение недели Антоний в беспробудном пьянстве постоянно дебоширил, подрядчика по постройке церкви Макарова за какую-то провинность обругал и схватив горсть цемента, бросил ему в глаза. Затем избил кирпичника Короткова, а крестьянина Никитина прямо на работе ударил в грудь так, что тот, ударившись о косяк двери, потерял сознание. Что же касается женщин и девушек, работающих на постройке, то им приходилось частенько выслушивать от Антония всякие мерзости.

      Такое отношение к односельчанам окончательно подорвало авторитет «святого», да и само строительство неожиданно приостановилось. Епархиальный архитектор Цинке, осмотрев объект, пришел к выводу, что церковь строится вопреки всем требованиям и ежеминутно может обрушиться. К тому же одна стена получила трещины и уже разошлась.    

       Как отмечали сибирские журналисты, «в одну прескверную осеннюю ночь Антоний скрылся, не заплатив подрядчику Макарову 563 рубля и кирпичникам свыше 600 рублей. Однако следующей весной он вернулся, но имея мало денег, вновь повел веселую и разгульную жизнь».

      Проживая каждое лето в течение семи лет в селе Колесниковском для надзора за постройками церкви и школы, Антоний оставил на долгие десятилетия о себе незабываемую память. Общественность губернии была возмущена его поведением по отношению к местным подросткам. Часто устраивая пирушки для своих знакомых в помещении школы, где он жил во время летних каникул, или в своей квартире в учебное время, собирал при этом учеников и делал их свидетелями «безобразного пьяного мужицкого веселья», поил их вином до полного опьянения. Как-то летом 1897 года Антоний в очередной раз пировал в школе, призвав туда и учеников. Случайно туда зашел священник, но увидев, что ученики уже совсем пьяные и поют по приказанию хозяина тропарь святителю и чудотворцу Николаю, прислушался. Вместо имени этого святого дети вставляли имя Антония. Возмущенный священник приказал ученикам срочно отправляться по домам, а с хозяином дома безуспешно пытался провести разъяснительную беседу на антиалкогольную тему. У этого инцидента было продолжение. В ближайшее воскресение в церкви не оказалось учеников, чего, по словам отца Седачева, ранее никогда не случалось. Встретив после литургии на улице одного из мальчишек, священник обратился к нему с вопросом, почему он и его товарищи не были на службе. Простодушный школяр ответил, что «отец Антоний» им не велел больше ходить в церковь. Стоящий неподалеку  виновник происшествия добавил в пояснение этого: «Ты их ко мне не пущаешь, и я их к тебе не пущаю».

      Часто жертвуя на приходы колокола и  иконы, Антоний всегда требовал что-то взамен. Так, подарив Бигилинской церкви 64-х пудовый колокол, он запросил с прихожан 200 подвод, записав каждую из них по 4 рубля. С Горюновского прихода за книги и колокол ценою в 300 рублей затребовал 50 подвод. Кроме того, меценат желал, чтобы его уважали, поили вином, безропотно сносили все его выходки. Однажды, во время очередной вечеринки, Антоний подошел ночью к квартире священника Булатникова и начал орать «Караул!», а когда собравшиеся крестьяне утащили его в квартиру, стал кричать «Ура!». Таким образом он хотел насолить надоевшему священнику, когда же все это не подействовало, он забрался на колокольню и начал звонить в колокола. Такого святотатства священник не смог вытерпеть и вскоре перевелся в Тобольский округ.

     Антон Исаев был знаменит не только в родном селе и близлежащих территориях, но и в Тюмени. Чтобы сохранить для истории свои деяния, он решил пригласить фотографа, специалиста по натурным съемкам. Вот только расплачиваться за множество снимков  на сумму в 280 рублей он почему-то не пожелал, долгое время обещая знаменитому тюменскому салону когда-нибудь вернуть долг. История умалчивает, сдержал ли он свое обещание.

     В 1904 году местная общественность была приглашена на торжественное открытие Колесниковской церкви Богоявления Господня. В первую очередь народ благодарил за это Антона Исаевича Петрова. Никто не отрицает его вклада в возведение храма, но часто забывают об односельчанах, которые разделили с ним все тяготы великой стройки. Не сбылась другая мечта Антония – не была достроена школа, на которую не хватило средств, хотя весь необходимый материал еще несколько лет лежал возле двухэтажного здания. Только после революции местные ребятишки смогли переехать в новую школу, переделанную из «петровской».

            По свидетельствам односельчан, А.И. Петров скончался примерно в 1910 году. Одна из долгожительниц  вспоминает, что он крестил (?) ее мать в 1907 году и подарил маленькой девочке икону. С этого времени какие-либо упоминания о  «святом» прекращаются. Как прошли его последние годы, чем  занимался? Во всяком случае, он больше уже не привлекал к себе  всеобщего внимания, совершая неординарные поступки.

Богато отделанная красным кирпичом могила до сих пор стоит на колесниковском кладбище. Огромный серый камень без надписи подтверждает, что здесь покоится самый  необычный  выходец  этих мест.

 

 

 

Ермачкова Е.П., к.и.н., Заводоуковск

                                                                                 

 

СВЯТОЙ АНТОНИЙ

 

     В 2004 году исполнилось 100 лет церкви Богоявления Господня, построенной в селе Колесниковском Заводоуковского городского округа. От довольно внушительного по размерам храма осталось помещение, лишенное купола и колокольни. Сейчас здесь размещается магазин и лыжная база. А когда-то, в начале ХХ века, местная церковь была одной из красивейших в нашем крае. Именно с ее постройкой связала людская молва историю неординарного человека, всеми силами добивавшегося  появления в селе нового очага православной культуры, «святого Антония».

     Много домыслов ходило в народе об Антонии вплоть до конца ХХ века. Одни считали его святым, другие – грешником, который замаливая собственные тяжкие  грехи, решил выстроить у себя на  родине храм. В местном краеведческом музее бережно хранится фотография, где Антоний изображен в рясе, с молитвенником в руках. А совсем недавно одна сельская семья передала в дар музею из личного архива еще несколько фотографий священников конца XIX века в праздничных одеяниях. Кто они, как попали в наш край эти редкие снимки?

     Вот что удалось установить об Антонии и его влиянии на местную жизнь из материалов Тобольского архива и  сибирских газет 100-летней давности. В 1850 году  у крестьянина села Колесниковского Исая Петрова родился сын Антон. Жили они бедно, приходилось даже голодать. Хлеба сеяли немного, поэтому подспорьем в хозяйстве служил извозный промысел. Особенно любил этим заниматься юный Антон. Селяне вспоминали, что от природы это был веселый парень, любил погулять, и потому всегда был рад хоть на некоторое время исчезнуть с глаз своего старика-отца. На воле же молодец расходился во всю ширь. Свидетели не раз замечали, что во время работы, на дороге, он не просыхал от пьянства. Конечно, тот скудный заработок, который он получал от извоза, не мог больше удовлетворять юношу, и он начал подворовывать. Волостные документы указывают, что Антон спознался с посельщиками и цыганами. На очередной краже его «приследили» и представили в волость. Судья приговорил парня к 20 розгам, но наказание не пошло в прок. Тогда местные мужики решили выгнать Антона по приговору общества в таежную Сибирь, но накануне вечером он неожиданно исчез. Никто не знал, куда  подевался молодой ямщик, что с ним стало. Но через несколько лет в волость пришла бумага, запрос о том, не имеется ли у сельского общества возражений против перевода крестьянина  Антона Исаевича Петрова в Бийские мещане. Колесниковцы не стали сообщать о разгульном прошлом односельчанина и отпустили его «с миром».

      Прошло еще несколько лет и вдруг, по селу разнесся слух о том, что на родину возвращается Антошка. Какого же было всеобщее удивление, когда вместо прежнего воришки и плута весною 1895 года они увидели перед собой благообразного степенного странника Антония. Изменил он не только свое имя, но и имидж. Появился «блудный сын» в родном селе очень эффектно: подъехал на центральную площадь к старому обветшавшему храму в отличном 200-рублевом тарантасе, запряженном тройкой собственных лошадей. С любопытством рассматривали крестьяне и сидевшую рядом с  ним молодую красивую женщину, представленную  как монахиня сестра Анна. Правда, вскоре выяснилось, что под этим именем скрывается совсем не смиренная затворница, а обычная мирская девица Пермской губернии Анна Ефимовна Кошкина, одевшая рясу по просьбе друга.

      Перед изумленными селянами Антон объявил о своем горячем желании построить на месте прежней новую церковь. При этом он попросил у прихожан всесторонней помощи: с каждого члена прихода, которому уже исполнилось 15 лет, доставить на место строительства по 10 возов песку, по пять тысяч готового кирпича и по три воза дров для обжигания недостающего кирпича. Кроме этого, каждый прихожанин должен был отработать на постройке по три дня.

      Колесниковцы призадумались, но посмотрев в сторону маленькой деревянной церквушки, выстроенной еще в 1866 году, и не вмещавшей даже четверти прихожан, согласились. Хотя их церковь и была  не так давно крыта железом, но за 30 лет своего существования значительно обветшала и требовала капитального ремонта. С восторгом восприняли местные крестьяне и обещание Антония выстроить рядом с храмом новую школу, лучшую в крае. Сами они уже несколько лет подряд отказывались от этой затеи, ссылаясь на неурожаи и хроническую бедность. 20 мая 1888 года священник Богоявленской церкви Коронат Булатников сообщал благочинному отцу Павлу Паникоровскому о том, что «прихожане села Колесниковского по поводу этому были собираемы четыре раза и по объяснению, какую пользу может принести приходская школа, были призываемы к вспомоществованию открыть ее в своем селе. Но они, ссылаясь на неурожайный год, положительно отказывались во всякой помощи, и только в последнюю беседу склонились на то, что дали обещание нарубить и привезти строевой лес для школы из казенного бора, если разрешит начальство. Но так как в казенном бору нет  лесу, пригодного для распиловки на пол и крышу, то и в доставлении его они отказались». Поэтому-то до приезда Петрова в селе так и не смогли обзавестись своим учебным заведением, хотя  детей школьного возраста было предостаточно: по переписи населения 1897 года в Колесниково проживало 714 мужчин и 789 женщин. Перед началом строительства трехэтажной деревянной двухклассной школы, Антоний предложил начать занятия в своем новом двухэтажном доме.

      Вот как описывает свое посещение 20 марта 1898 года Колесниковской  церковно-приходской школы    наблюдатель Училищного совета Тобольской епархии. «Помещение этой школы, устроенное на средства Бийского мещанина Антона Исаевича Петрова, именующего себя странником Антонием, в настоящем году стараниями заведующего школой отца Александра Седачева приведено в более достойный вид: квартира учительницы переведена в нижний этаж, а верхний этаж весь, кроме раздевальни, обращен в классную комнату.

     Со стороны священника и учительницы прилагаются посильные старания к воспитанию в детях духа благочестия и добрых навыков, но к сожалению, не делает этого же «странник Антоний», уроженец села Колесниковского, строящий здесь на свои, как он говорит, средства каменную церковь и дом для помещения второклассной школы, проживающий часть года в селе Колесниковском и пользующийся, благодаря своим рассказам о близком знакомстве с высокопоставленными лицами, имеющимися у него наградами и отличиями, денежными средствами и своей необычной самоуверенностью, значительным авторитетом среди колесниковцев. Теперь же не считают его праведником, как это было в начале, до знакомства с его образом жизни».

      Что же  привело к тому, что за довольно короткое время местное население перестало преклоняться перед вновь обретенным кумиром? Просто своим поведением Антоний стал постепенно отталкивать от себя глубоко верующих сибиряков, шокировать их дикими выходками. Поначалу он показался местным жителям и вправду святым. Как отмечали губернские журналисты, 17 сентября 1895 года в селе Пятковском с самого утра наблюдалось необычное оживление, мели улицы, около церкви ставили срубленные молодые березки. Ожидали посещения странника Антония, который вернувшись на родину, решил преподнести в дар местной церкви икону.      

       Встреча вышла торжественная, Антоний шел впереди толпы в веригах и с полупудовой тростью. После встречи направился в дом священника, где принял скромную трапезу, выпив для подкрепления здоровья несколько рюмок церковного вина. Потом началось повествование о тех трудностях, которые он испытал во время путешествия по святым местам. Свой рассказ  сопровождал показом фотографий, имеющихся у него в огромном количестве. На них он изображался молящимся на Иордане с масличной ветвью или коленопреклоненным на каменистой почве Ливана. Здесь же были показаны и прочитаны письма к нему патриарха Иерусалимского, многих русских архиереев, отца Иоанна Кронштадского. Часть именно этих старых снимков и находится сегодня у хранителя Колесниковским музеем В.А.Тихоновой. К сожалению не на всех портретах  имеются указания о личностях изображенных,  надписи и датировка.  Лишь снимки патриархов Иерусалимских и Палестинских Герасима и Никодима имеют характерные типографские оттиски. По ним можно установить, что фотографии сделаны в 1888 и 1891 годах, за несколько лет до возвращения Антония домой, когда он полностью посвятил себя странствиям.

      Идея строительства церкви в Колесниково очень быстро нашла поддержку у местной  администрации. 25 апреля 1896 года Строительным отделением Тобольского губернского управления был выдан план величественной каменной церкви,  находящейся в одной связке с колокольнею. И хотя этот план не был доведен «до ума», имел ряд недостатков (в продольном разрезе показаны в колокольне слуховые окна, в боковом же фасаде окон этих нет; не нанесено на проекте генерального плана местности, на которой предстояло  возводить храм, отсутствовала пояснительная записка и надпись о том, на какое число людей проектируется церковь, на плане не хватало помещения под колокольней), строительство началось незамедлительно.

      Поначалу никто и предположить не мог, что Антоний займется строительными махинациями, но вскоре общественность узнала, что он за  каждую подводу и каждый рабочий день крестьян, которые должны были работать бесплатно,  получал деньги от столичных меценатов, перед которыми и отчитывался, а средства, выделенные на наем чернорабочих, клал себе в карман. Так продолжалось до тех пор, пока Антонию не надоело прикидываться святошей. Однажды услыхали в его квартире шум и сбежавшийся народ увидел, что тот «как скотину бьет сестру Анну». Мужики хотели заступиться за  бедную женщину, но хозяин припугнул защитников крепким словом. В течение недели Антоний в беспробудном пьянстве постоянно дебоширил, подрядчика по постройке церкви Макарова за какую-то провинность обругал и схватив горсть цемента, бросил ему в глаза. Затем избил кирпичника Короткова, а крестьянина Никитина прямо на работе ударил в грудь так, что тот, ударившись о косяк двери, потерял сознание. Что же касается женщин и девушек, работающих на постройке, то им приходилось частенько выслушивать от Антония всякие мерзости.

      Такое отношение к односельчанам окончательно подорвало авторитет «святого», да и само строительство неожиданно приостановилось. Епархиальный архитектор Цинке, осмотрев объект, пришел к выводу, что церковь строится вопреки всем требованиям и ежеминутно может обрушиться. К тому же одна стена получила трещины и уже разошлась.    

       Как отмечали сибирские журналисты, «в одну прескверную осеннюю ночь Антоний скрылся, не заплатив подрядчику Макарову 563 рубля и кирпичникам свыше 600 рублей. Однако следующей весной он вернулся, но имея мало денег, вновь повел веселую и разгульную жизнь».

      Проживая каждое лето в течение семи лет в селе Колесниковском для надзора за постройками церкви и школы, Антоний оставил на долгие десятилетия о себе незабываемую память. Общественность губернии была возмущена его поведением по отношению к местным подросткам. Часто устраивая пирушки для своих знакомых в помещении школы, где он жил во время летних каникул, или в своей квартире в учебное время, собирал при этом учеников и делал их свидетелями «безобразного пьяного мужицкого веселья», поил их вином до полного опьянения. Как-то летом 1897 года Антоний в очередной раз пировал в школе, призвав туда и учеников. Случайно туда зашел священник, но увидев, что ученики уже совсем пьяные и поют по приказанию хозяина тропарь святителю и чудотворцу Николаю, прислушался. Вместо имени этого святого дети вставляли имя Антония. Возмущенный священник приказал ученикам срочно отправляться по домам, а с хозяином дома безуспешно пытался провести разъяснительную беседу на антиалкогольную тему. У этого инцидента было продолжение. В ближайшее воскресение в церкви не оказалось учеников, чего, по словам отца Седачева, ранее никогда не случалось. Встретив после литургии на улице одного из мальчишек, священник обратился к нему с вопросом, почему он и его товарищи не были на службе. Простодушный школяр ответил, что «отец Антоний» им не велел больше ходить в церковь. Стоящий неподалеку  виновник происшествия добавил в пояснение этого: «Ты их ко мне не пущаешь, и я их к тебе не пущаю».

      Часто жертвуя на приходы колокола и  иконы, Антоний всегда требовал что-то взамен. Так, подарив Бигилинской церкви 64-х пудовый колокол, он запросил с прихожан 200 подвод, записав каждую из них по 4 рубля. С Горюновского прихода за книги и колокол ценою в 300 рублей затребовал 50 подвод. Кроме того, меценат желал, чтобы его уважали, поили вином, безропотно сносили все его выходки. Однажды, во время очередной вечеринки, Антоний подошел ночью к квартире священника Булатникова и начал орать «Караул!», а когда собравшиеся крестьяне утащили его в квартиру, стал кричать «Ура!». Таким образом он хотел насолить надоевшему священнику, когда же все это не подействовало, он забрался на колокольню и начал звонить в колокола. Такого святотатства священник не смог вытерпеть и вскоре перевелся в Тобольский округ.

     Антон Исаев был знаменит не только в родном селе и близлежащих территориях, но и в Тюмени. Чтобы сохранить для истории свои деяния, он решил пригласить фотографа, специалиста по натурным съемкам. Вот только расплачиваться за множество снимков  на сумму в 280 рублей он почему-то не пожелал, долгое время обещая знаменитому тюменскому салону когда-нибудь вернуть долг. История умалчивает, сдержал ли он свое обещание.

     В 1904 году местная общественность была приглашена на торжественное открытие Колесниковской церкви Богоявления Господня. В первую очередь народ благодарил за это Антона Исаевича Петрова. Никто не отрицает его вклада в возведение храма, но часто забывают об односельчанах, которые разделили с ним все тяготы великой стройки. Не сбылась другая мечта Антония – не была достроена школа, на которую не хватило средств, хотя весь необходимый материал еще несколько лет лежал возле двухэтажного здания. Только после революции местные ребятишки смогли переехать в новую школу, переделанную из «петровской».

            По свидетельствам односельчан, А.И. Петров скончался примерно в 1910 году. Одна из долгожительниц  вспоминает, что он крестил (?) ее мать в 1907 году и подарил маленькой девочке икону. С этого времени какие-либо упоминания о  «святом» прекращаются. Как прошли его последние годы, чем  занимался? Во всяком случае, он больше уже не привлекал к себе  всеобщего внимания, совершая неординарные поступки.

Богато отделанная красным кирпичом могила до сих пор стоит на колесниковском кладбище. Огромный серый камень без надписи подтверждает, что здесь покоится самый  необычный  выходец  этих мест.

 

 

 

ПРОЕКТЫ И КОНКУРСЫ

баннер.JPG

og-zavodoukovsk.jpg

xsmi_cpajvqg.jpeg.pagespeed.ic.cQo1qzfAOI.jpg

 

231234.jpg

© 2022. МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЗАВОДОУКОВСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА «ЗАВОДОУКОВСКИЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ».