• Слайд 0
вправо влево
Обычная версия сайта
Шрифт
А А+ А++
Выключить изображения
Цвет сайта
Ц Ц Ц

Опрос

Опросник

Ваше мнение о новом дизайне

«Победы славный юбилей»

12.05.2020, просмотров (189)
Image: 

Недавно мы отпраздновали 75-летие Великой Победы, вспоминали павших, поздравляли воинов-победителей и тружеников тыла.

За эти 75 лет по-разному отмечала наша страна этот праздник. Было время, когда 9 мая считалось рабочим днём, и тогда ещё молодых ветеранов поздравляли на рабочих местах. Позже были громкие праздничные парады, торжественные приёмы, концерты звёзд советской эстрады.

Но наверняка самым радостным, самым запоминающимся, самым долгожданным праздником Победы был тот уже далёкий день - 9 мая 1945 года. Вот, что вспоминали об этом великом дне наши земляки – ветераны Великой Отечественной.

Многие заводоуковцы встретили Победу в Берлине, в логове фашистского зверя, у поверженного Рейхстага. Одними из первых о победе узнали связисты. Среди них была наша землячка, радистка 3 гвардейской штурмовой авиадивизии Антонина Марковна Вишнякова.

- В ночь на 9 мая я дежурила по связи, - вспоминает Антонина Марковна. – Мы все уже были в предвкушении Победы, да и по радио постоянно передавали: «Ожидайте важного правительственного сообщения». Но всё же, когда прозвучали слова Левитана: «Великая Отечественная война, которую вёл советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Германия полностью разгромлена» - это было такое счастье! Я попросила у командира разрешения сбегать в казарму, сообщить однополчанам о Победе. Так что мои подруги о конце войны узнали уже от меня.

Недаром говорят: «День Победы – со слезами на глазах». Радость Антонины Марковны омрачалась горечью утрат. Не дожил до Победы её отец Марк Иванович Некрасов и брат Николай Маркович, причём последний – всего несколько дней, сложив голову при штурме Кёнигсберга в апреле 1945 года. Воевала и была ранена её сестра Екатерина Марковна.

В поверженном Берлине встретила День Победы военфельдшер Милодора Дмитриевна Барабанова. Не раз выносила она раненых с кровавых полей Белоруссии, Польши. Но бои в столице Германии ей заполнились особенно.

- Перед штурмом Берлина нас, женщин, перевели в медсанбат, - рассказывала Милодора Дмитриевна, – таскать раненых во время уличных боёв по лестницам – для этого нужны были крепкие мужики. Но и в медсанбате мы работали так, что ни дней, ни ночей не знали. И даже после капитуляции берлинского гарнизона 2 мая ничего не изменилось. И раненых лечить нужно было, да и из всех окон, несмотря на то, что немцы везде развесили белые флаги – капитулируем, мол – стреляли. Из палаты в столовую нужно было бежать со скоростью курьерского поезда – пули так и свистели.

Когда в Берлине уже стихали бои и шли переговоры о капитуляции, из Чехословакии донёсся призыв о помощи. Восставшие чешские патриоты просили помощи от победоносной Красной Армии. Первыми на помощь Праге устремились подвижные танковые соединения. На одном  из первых  советских танков вошёл в Прагу падунец Роман Григорьевич Ударцев.

- Я шёл  в  головном  дозоре на третьем  танке, - вспоминает Роман Григорьевич. - Хорошо, что на третьем. Потому что, когда мы зашли на Центральную площадь, первый танк наш подбили. Он  полностью сгорел, даже не спасся экипаж. В Праге мы и почувствовали, что Победа. Правда, 9 мая Победа для нас не состоялась – мы воевали до 12 числа. Ещё оставались немецкие группировки, власовцы, их надо было уничтожить. Много наших товарищей погибло, много сгорело танков.

А десантник Георгий Александрович Бетехтин о Победе узнал на марше. Не думая об отдыхе после тяжёлых боёв на Балатоне и в Австрии, их корпус спешил на помощь восставшей Праге.

- Другие дивизии нашего 37 гвардейского корпуса посадили на машины, и они успели повоевать в Чехословакии, а мы шли пешком, ускоренными маршами, - вспоминал Георгий Александрович. – 9 мая нас построили, объявили о капитуляции Германии и… мы пошли дальше. И только 12 мая 1945 года, когда части дивизии вступили в город Тржебонь, нам, наконец, дали приказ отдыхать – сопротивление немцев в Чехии прекратилось.

Вдали от Родины, в братской Болгарии, встретил  Победу Павел  Васильевич Галишников. А начал он войну 17-летним мальчишкой под Москвой, где сам Калинин в госпитале вручил ему первую награду.

- В мае 45-го наш полк вывели на переформировку в Болгарию, в город Пловдив, - рассказывал Павел  Васильевич. - И вот, значит, спим мы, и вдруг стрельба. Мы соскочили, запрыгнули в танки, вывели их из ангаров. Сидим, ничего понять не можем. Видим, болгарские солдаты бегут: «Куда поехали, русские? Ведь война кончилась!». Мы тоже выскочили, и давай стрелять, салютовать.

В  то время, когда основные силы немцев  были уже разбиты, на территории СССР оставалась ещё довольно сильная армейская группа врага, ещё в 1944 году отрезанная от основных  немецких  войск, но продолжавшая ожесточённо сопротивляться. Она называлась Курляндской группировкой и располагалась в Прибалтике. Только после того, как германское верховное командование отдало приказ о безоговорочной капитуляции, она сложила оружие. В этих боях участвовал наш земляк, тогда офицер-политработник Андрей Васильевич Казанкин.

- Наша мотострелковая бригада ночь 8 мая встретила под Либавой, в полутора километрах от передовой – утром нас ждала атака. Но в три часа утра по радио передали, что немцы подписали акт о капитуляции. Хотелось верить, что конец войне – и не верилось! – вспоминал первые минуты мира Андрей Васильевич. – Солдаты и офицеры от радости лупят в воздух из винтовок, автоматов, пулемётов, пистолетов… Добежишь до одной машины, успокоишь стрелков, глядь – с другой стрельбу начинают. Да как бойцам запретишь, если сам комбриг генерал-майор Манжурин сел за четырёхствольный зенитный пулемёт и все патроны в небо выпустил! Весь боезапас, который для наступления выдали, в ту ночь расстреляли…

А для боевых медиков война 9 мая не закончилась. Ведь многие солдаты, раненые в последних тяжёлых боях, нуждались в их помощи. В госпитале встретил Победу и наш земляк Василий Павлович Коротченко.

- О том, что война кончилась 9 мая, я не знал – лежал  без сознания на госпитальной койке, рассказывает Василий Павлович. - В себя я пришёл только в июне. И первое, что я увидел - огромная тарелка сахара. Мои товарищи, другие раненые, сохранили весь паёк, который я не смог съесть за два месяца беспамятства. С тех пор для меня День Победы - самый главный, самый радостный и самый сладкий праздник.

Судьба распорядилась так, что Георгий Иванович Гаркунов 9 мая 1945 года находился в ликующей Москве.

 - Я как раз только что выписался из госпиталя после очередного ранения, - вспоминал  Георгий Иванович. – Отправили меня в офицерский резерв в Москву. 9 мая, в связи с праздником, отпустили нас в увольнительную. Мы гуляли по улицам, видели, как качают москвичи военных. Нас тоже качнули.

Чем дальше уносит нас стремительный поток времени, тем всё ощутимей становится потребность донести до наших дней подробности тех уже далёких событий. Всё меньше остаётся с нами свидетелей тех славных дней истории нашего Отечества, которыми мы всегда будем гордиться. Вечная им слава, и вечная память!

#ЭтоНашаПобеда
#ВместеМыСила
#ЯПомнюЯГоржусь
#культуразаводоуковска
#ТюменьПобедная
#мывместе
#культуравмассы
#заводоуковск
#75летПобеды

 

torgi.gov.ru - официальный сайт Российской Федерации для размещения информации о проведении торгов

Музеи России
Музеи России
Москвы и Санкт-Петербурга